Интересные записи

Христианская этика

Христианская этикаХристианская же этика отказалась от учения утилитаристов, что добро и польза это то же самое и что если вообще надо делать добро, то потому, что это выгодно, так что, как объяснял впоследствии Франклин, если бы мошенники знали, как выгодна честность, то они перестали бы быть мошенниками. Добро в понимании христианства совершенно бескорыстно. Исполнение его естественно вытекает из того, что христианин живет духом: «если мы живем духом, то по духу и поступать должны» . Нравственный долг исполняет тот, кто свободно стремится к совершенству: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение свое» и т. д. . Любовь потому ставится выше всех прочих добродетелей, что она представляет совокупность совершенства: «более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» .

В связи с такою чистотою идеи долга очищается и идея воздаяния. Евангелие предлагает награду не на земле, а на небесах: «велика ваша награда на небесах» . Это, конечно, не значит, что оно обещает нечто вроде языческой Валгаллы или Магометова рая. Небеса это предел, асимптота христианской эволюции, прогресса от материального к духовному. Вследствие этого небесная награда это прочное приобщение к духу, который вечен, «ибо возмездие за грех смерть, а дар Божий жизнь вечная во Христе» . Земною наградою за добро является духовное совершенствование делающего его. Оно понимается не как повод для фарисейского самодовольства, соединенного со злорадством по отношению к грешникам, а как благожелательная радость, всегда умеряемая суровым допросом совести и сознанием, как бесконечно далека та полнота морального совершенства, которая делает человека подобным Отцу небесному, «ибо все мы много согрешаем» . Поистине требуется очень высокая моральная культура для того, чтобы проникнуться убеждением, что богатый «получил уже доброе свое в жизни своей» , более того, что те, «которые полагают удовольствие во вседневной роскоши» и предаются ей, никак не могут быть предметом зависти, ибо в этой самой роскоши, в чувственных удовольствиях при духовной пусте и состоит уже их наказание, их «возмездие за беззаконие» . У Оскара Уайльда телесный портрет Дориана Грея приобретает все более и более отвратительный вид по мере того, как оригинал погрязает в пороках. Тем более обезображивается духовный облик делающего зло. И уже в этом одном состоит его наказание, усугубляемое тем, что жизнь мимолетна и что для достойного вступления в жизнь вечную необходимо уже во время земной жизни выработать в себе нечто от вечности.

Похожие записи

  • 10.04.2015 Греческая пословица Такое утверждение неверно. Христианство социально, но не со - циалистично. Нигде Христос не предлагал перейти к коллективному хозяйству и к отрицанию собственности и свободы. Слово […]
  • 25.04.2015 Обаяние девства Большим прогрессом было отсутствие в христианском культе женских божеств, вроде языческих богинь плотской любви и плодородия, обрекавших своих почитательниц на физиологическое им служение. […]
  • 04.04.2015 Ветхозаветный Бог Поражая врага, ветхозаветный Бог «осклабляется, смеется» . Его жестокосердый и жестоковыйный народ не уступает Ему в хладнокровном злорадстве. Чего стоит хотя бы расправа Ииуя с Иезавелью: […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Код безопасности *

Яндекс.Метрика

Copyright © 2014. All Rights Reserved.